Quantcast

Почему существует терроризм?

Почему существует терроризм?

Ошо,
Ты мог бы поговорить о терроризме?
 
«Каждое явление глубоко связано со всем, что происходит вокруг. Случай терроризма определенно связан с тем, что происходит в обществе. Общество разваливается на части. Его устарелый порядок, дисциплина, мораль, религия, все базируется на ложном основании. Общество потеряло власть над сознанием людей.
 
Терроризм просто символизирует  идею, что нет ничего страшного в убийстве живых людей, что в людях нет ничего неразрушимого, что они просто плоть – и плоть убить нельзя, можно только поменять ее форму. Если человека воспринимать только как разновидность материи и не давать места духовному существу внутри него, тогда убийство становится просто игрой.
 
Разделение на нации потеряло смысл из–за наличия ядерного оружия. Если целый мир может быть разрушен в течение нескольких минут, альтернативой может быть только объединение всего мира. Сегодня мир не может оставаться разделенным; его деление опасно, ведь оно может в любой момент привести к войне. Раскола нельзя допускать. Одной лишь войны достаточно, чтобы все уничтожить, и осталось совсем мало времени для того, чтобы человек понял, что нужно создать такой мир, где сама возможность войны не будет существовать.
 
У терроризма много подводных течений. Одно из них связано с наличием ядерного оружия – нации вливают свою энергию в эту сферу, думая, что старое оружие уже устарело. Оно устарело, но его могут начать использовать отдельные индивидуумы. Невозможно использовать ядерное оружие против отдельно взятых людей – это было бы просто глупо. Один террорист бросает бомбу – это не означает, что в ответ нужно выслать ядерный снаряд.
 
Я хочу подчеркнуть тот факт, что наличие ядерного оружия предоставило отдельным людям определенную свободу использовать устаревшие виды оружия – свободу, которая была невозможна в прежние времена, потому что сами правительства пользовались тем же оружием.
 
Теперь правительства сосредоточились на уничтожении старого оружия, на сбрасывании его в океан, на продаже его странам, которые бедны и не могут позволить себе ядерное оружие. И все эти террористы приезжают из бедных стран с тем же самым оружием, которое было продано правительствам их стран. И у них довольно странное прикрытие – против них невозможно использовать ядерное оружие, на них нельзя сбросить атомную бомбу.
 
Они могут сбросить на вас бомбу, а вы неожиданно становитесь бессильными. У вас в руках огромный набор атомных, ядерных бомб – но иногда там, где иголка может быть полезной, меч окажется без всякой надобности. Возможно, у вас в руках меч, но это не означает, что вы обязательно окажетесь в более выигрышной позиции по сравнению с тем, у кого в руках иголка – есть ситуации, в которых сработает только иголка, меч окажется бесполезным.
 
Оружие старого образца продолжало накапливаться, и власти крупных держав должны были избавиться от него – например, утопить в океане… Это означало столько денег, столько людских ресурсов, столько энергии было выброшено; с точки зрения экономики это была катастрофа. Но просто продолжать накапливать оружие было тоже экономически невозможно. Сколько оружия можно накопить? Всему есть предел. И когда у тебя в руках новый, более эффективный способ убийства людей, тогда от старого надо просто избавиться.
 
Возникла идея продавать это оружие бедным странам. Бедные страны не могут сами производить оружие – это слишком дорого. А это оружие поставлялось за дешево – в качестве помощи; они приняли это, но это оружие нельзя использовать на войне. На войне оно уже бесполезно. Но никто не увидел того, что это оружие начнут использовать отдельные индивидуумы и что из этого родится новое явление – терроризм.
 
Теперь у террориста странная власть даже над крупными державами. Он может сбросить бомбу на Белый Дом без всякого страха, потому что то, чем обладаете вы, слишком велико, и вы не можете это сбросить на него. А ведь это, то самое оружие, которые вы сами ему продали! Но этого никто не мог предположить, потому что нет понимания психологии человека. 
 
Мое видение таково, что при современном образе жизни человеку каждые десять–двенадцать лет нужна война. Он накапливает столько гнева, столько ярости, столько насилия, что ничто кроме войны не даст ему разрядки. Итак, одна война за другой, перерыв только каждые десять–пятнадцать лет. Этот перерыв в качестве передышки. И затем снова ты начинаешь накапливать, потому что работает прежняя психология – та же зависть, то же насилие.
 
Человек в основе своей охотник; он не вегетарианец по природе. Сначала он стал охотником и в течение тысяч лет он был просто мясоедом, везде в мире процветал каннибализм. Съесть человека, пойманного в боях с враждебным племенем, считалось абсолютно этичным. Весь этот груз лежит в бессознательном человечества.
 
Религии навязали правила человеку очень поверхностно – его бессознательное не согласно с ними. Каждый живет в несогласии с собой. Поэтому когда предоставляется шанс – под вполне достойными лозунгами: свобода, демократия, социализм – любое красивое слово может стать прикрытием для уродливого бессознательного, которое просто хочет разрушать и наслаждаться разрушением.
 
Сейчас возникновение мировой войны стало практически невозможным; иначе терроризм не мог бы возникнуть. Достаточно времени прошло со времен второй мировой войны; третья мировая война должна была произойти около 1960 года. Этого не случилось. Войны уже стали правилом в ходе истории, и человек запрограммирован на них.
 
Психологи заметили, что во время войны человек чувствует себя более счастливым, чем в мирные времена. Во время войны в жизни появляется азарт; в мирное время людям становится скучно. Пока идет война, люди с утра бегут за газетой, включают радио. События могут происходить далеко отсюда, но все здесь приходят в волнение. Что-то отзывается у каждого внутри.
 
Война, которая должна была произойти где-то между 1955 и 1969 годами, не случилась, и человек остался обремененным жаждой убийства, жаждой разрушения. Просто ему нужно облечь это в красивую оболочку.
 
Терроризм будет разрастаться все больше – ведь наступление третьей мировой войны стало практически невозможным. И у глупых политиков почти нет альтернативы. Терроризм просто означает: то, что было сделано на уровне общества, теперь должно произойти на уровне индивидуумов. Он будет разрастаться.
 
Терроризм можно предотвратить, если мы изменим саму основу человеческого понимания – это задача гималайского масштаба. Потому, что те же самые люди, которых вы хотите изменить, будут бороться против вас; они не позволят вам так легко изменить себя.
 
На самом деле им нравится проливать кровь, просто у них не хватает смелости признаться в этом.
 
В одном экзистенциалистском романе описывается прекрасный случай, который вполне мог бы оказаться правдой.
 
Человек предстал перед судом за то, что он убил незнакомца, сидящего на пляже. Он никогда раньше его не видел. Он убил его не из-за денег. Он даже не знал, как выглядел тот человек, потому что он убил его сзади, воткнув ему в спину огромный нож. Они никогда не встречались – тут не могло быть вопроса о вражде. Они даже не были знакомы; они никогда не видели лиц друг друга.
 
Судья не мог понять причину и задал вопрос убийце: «Зачем ты это сделал?»
 
Тот ответил: «Когда я вонзил в этого человека нож, и из его спины брызнул фонтан крови, это был один из самых прекрасных моментов моей жизни. Я знаю, что ценой будет моя смерть, но я готов заплатить за это; игра стоила свеч. Всю свою жизнь я мучился от скуки – никакой радости, никаких приключений. Наконец, я решил сделать что-то. И это действие сделало меня мировой знаменитостью; моя фотография теперь в каждой газете. И я абсолютно счастлив, что сделал это.»
 
Не было нужды в доказательствах. Человек не отрицал – напротив, он праздновал это. Но у суда свои процедуры – все равно необходимы свидетели; просто признания не достаточно. Он мог обманывать, возможно, он не убивал. Никто не видел его – не было не одного очевидца – поэтому полиции необходимо было найти косвенные доказательства.
 
Одним из них было то, что, возможно, этот человек убил в силу обстоятельств своей жизни и своего прошлого. Когда он был молодым, его мать умерла. И когда он узнал о смерти матери, он произнес: «Черт! Эта женщина не оставит меня в покое даже в момент смерти! Сегодня воскресенье, и я купил билет в театр, чтобы пойти с подругой. Я так и знал, что мать устроит что-то, чтобы разрушить весь мой день, и ей это удалось.»
 
Его мать умерла, а он говорит, что она загубила его воскресенье! Он собирался с девушкой в театр, а теперь ему нужно на похороны. И люди, которые слышали, как он среагировал, были в шоке. Они сказали: «Это не хорошо. Что ты говоришь?»
 
Он ответил: «Что? Что такое хорошо и что такое плохо? Не могла она умереть в другой день? В неделе семь дней – с понедельника до субботы, она могла умереть в любой день. Но вы не знаете мою мать – я знаю ее. Она стерва! Она специально сделала это.»
 
Другим свидетельством было то, что он сходил на похороны, и вечером того же дня его видели танцующим с подругой на дискотеке. Кто-то спросил: «Что ты здесь делаешь? Твоя мать только что умерла.»
 
Он ответил: «Ну и что? Вы хотите, чтобы я теперь никогда не танцевал? Моя мать не оживет, она останется мертвой; поэтому какая разница, когда я начну танцевать – через шесть часов, восемь часов, восемь месяцев, восемь лет? Какая разница – она мертва. А мне нужно танцевать, и жить, и любить, несмотря на ее смерть. Если каждый будет умирать со смертью его отца или матери, тогда в мире не будет ни танца, ни песни.» 
 
Его логика абсолютно точная. Он говорит: «Где провести разделительную линию? Через сколько часов я смогу танцевать? Двенадцать, четырнадцать часов, шесть недель? Где вы проведете линию? На каком основании? Каков критерий? Так что это не имеет значения. Одно очевидно: когда бы я ни танцевал, я буду танцевать после смерти моей матери, поэтому я решил танцевать сегодня. Зачем ждать до завтра?» 
 
Такие косвенные доказательства были представлены в суд – этот человек странный, он может совершить подобное действие. Но если вы более пристально посмотрите на беднягу, вы не будете на него злиться; вы ощутите большое сострадание. Итак, не его вина, что его мать умерла; в любом случае, ему пришлось бы однажды начать танцевать, так что нет никакой разницы. Вы не можете обвинить его за уродливые слова: "Она намеренно умерла в воскресенье, чтобы испортить мне праздник", потому что всю жизнь происходило так, что она снова и снова убивала любую возможность для радости. Это было заключительным выводом: "Даже в смерти она не оставит меня в покое".
 
И вы не можете обвинить этого человека за убийство незнакомца… потому что он не вор: он ничего у него не украл. Он ему не враг: она даже не видел, кто этот человек, которого он убил. Ему просто наскучила жизнь и он хотел сделать что–то, что бы дало ему ощущение значимости, важности. Он счастлив, что все газеты напечатали его фотографию. Если бы они разместили его фото раньше, ему не пришлось бы убивать; но они ждали – до момента убийства они не печатали его фото. А он хотел быть знаменитостью… обычное человеческое желание. И он был готов расплатиться своей жизнью за то, чтобы стать известным всему миру, признанным всеми хотя бы на один день.
 
До тех пор, пока мы не изменим основы человечества, терроризм все больше и больше будет превращаться в обычное, будничное явление. Теракты будут происходить в самолетах, в автобусах. Они начнут случаться в машинах. Они начнут задевать прохожих. Кто–то внезапно подойдет к вам и выстрелит в вас – не потому, что вы что–то ему сделали, нет – просто охотник вернулся.
 
Охотник был счастлив на войне. Сейчас войны прекратились и, вероятно, для их возникновения уже нет возможности. Охотник вернулся; теперь мы не можем воевать коллективно. Каждый индивидуум должен что–то сделать, чтобы спустить свой собственный пар.
 
Все взаимосвязано. Первое, что нужно изменить, это то, что человек должен стать более празднующим – именно это убивается всеми религиями.
 
Настоящие преступники не пойманы. Они лишь жертвы – террористы и другие преступники. Настоящие преступники – это религии, потому что они убили в людях саму возможность празднования. Они разрушили возможность наслаждения мелочами жизни; они осудили все, что природа подарила вам, чтобы вы были счастливы, чувствовали радость, испытывали удовольствие.
 
Они все отобрали; и если они не смогли забрать несколько вещей, глубоко укорененных в вашей биологии – таких, как секс – то по крайней мере, они отравили их.
 
Фридрих Ницше, на мой взгляд, один из величайших ясновидцев западного мира; его глаза по–настоящему проникают в самый корень проблемы. Но из–за того, что другие не смогли увидеть этого – их глаза были не настолько пронзительными и их разум не был настолько острым – он остался в одиночестве, брошенный, изолированный, без любви, без уважения.
 
Он сказал в одном из своих заявлений, что человек был обучен религиями осуждать секс, отказываться от секса. Религии не могли справиться с сексом; и люди тоже старались, но не смогли, потому что секс очень глубоко укоренен в биологии – он захватывает все тело целиком. Человек рожден от секса – как он может избавиться от него, кроме как совершив самоубийство? Поэтому люди пытались, и религии помогали им избавиться от секса – тысячи методов и стратегий были использованы. Тотальный результат в том, что секс есть, но он отравлен. Слово "отравлен" имеет глубочайший смысл. Религии не смогли отобрать секс, но им точно удалось отравить его.
 
Та же ситуация с другими явлениями: религии осуждают комфорт. Но тот, кто живет в комфорте и роскоши, не может стать террористом. Религии осуждали богатство и превозносили бедность; однако, богач не может быть террористом. Только "блаженные" бедняки могут стать террористами – потому что им нечего терять, они кипят против всего общества, потому что у других есть то, чего нет у них. Религии всегда пытались утешить их.
 
И тогда пришел коммунизм – религия материализма, которая спровоцировала людей, сказав им: «Ваши старые религии  – это опиум для народа. Вы страдаете от бедности не за свои злодеяния в этой жизни или прошлых жизнях. Вы страдаете из–за злостной эксплуатации со стороны буржуев и богачей».
 
Последняя фраза «Коммунистического Манифеста»  Карла Маркса звучит так: "Пролетарии всех стран объединяйтесь; вам нечего терять, вы можете завоевать весь мир". Вы уже итак бедны, голодны, обнажены – что вам терять? Ваша смерть не сделает вас более несчастными, чем ваша жизнь сейчас. Тогда почему бы не использовать шанс и не уничтожить тех, кто у вас все отобрал. Заберите у них все обратно и распределите между собой.
 
В чем религии успокаивали людей – хотя это было неправильно, и лживо и хитроумно, но помогало держать всех в состоянии полусна  – именно это коммунизм внезапно помог им осознать.
 
Это означает, что мир отныне никогда не будет мирным, если мы не заберем у человека все прогнившие идеи, которые были в него встроены.
 
Первое: религии, их ценности должны быть уничтожены, чтобы человек снова мог улыбаться, снова мог смеяться, снова мог праздновать, чтобы он снова стать естественным.
 
Второе: то, что заявляет коммунизм – и это должно быть четко разъяснено народу – что это психологически неправильно. Из одной ловушки ты попадаешь в другую. Нет двух равных людей; отсюда идея равенства просто абсурдна. И если вы решите быть равными, тогда вам придется признать диктатуру пролетариата. Это означает, что вы потеряете свою свободу.
 
Сначала церковь отобрала у вас свободу, Бог забрал вашу свободу. Теперь коммунизм замещает церковь и тоже собирается отобрать у вас свободу. А без свободы вы не сможете праздновать. Вы живете в страхе, а не в радости. Если мы сможем вычистить подвалы человеческого бессознательного… и в этом состоит моя работа. Их можно очистить.
 
Терроризм не в бомбах, не в ваших руках; терроризм в вашем бессознательном.
 
Иначе дела пойдут еще хуже. Похоже, все разновидности слепцов держат в руках бомбы и кидаются ими в случайном порядке.
 
Третья мировая война принесла бы облегчение на десять или пятнадцать лет. Но третья мировая война не может произойти, потому что она не принесет облегчения – она только уничтожит людей.
 
Поэтому возрастет уровень насилия у отдельных людей  – и он возрастает. И все ваши правительства и все ваши религии продолжают использовать старые стратегии, не понимая новизну ситуации.
 
Новизна ситуации в том, что каждый человек должен пройти терапию, должен понять свои бессознательные импульсы, должен освоить медитацию, чтобы успокоиться, остудить жар  – и посмотреть на мир с новой перспективы, перспективы молчания и тишины.»
 
 
Osho, Beyond Psychology, Talk #18