Quantcast

About Meditation? Лучше начать с 'сидячей' медитации или активной?

Лучше начать с 'сидячей' медитации или активной?

<< Back

Вы можете медитировать, просто сидя неподвижно; не делая ничего больше. Если вы способны просто сидеть, это становится медитацией. Будьте полностью в этом: неподвижность должна быть вашим единственным движением. В дейсвительности, слово Дзен происходит от слова Zazen, которое означает 'просто сидение, ничего не делая'. Если вы можете просто сидеть, ничего не делая с вашим телом и умом, это будет медитацией; но это сложно.
Вы можете сидеть очень легко, делая что-нибудь еще в этот же самый момент, но если вы хотите просто сидеть, ничего не делая, это становится проблемой. Каждая клетка вашего тела начинает двигатся внутри вас; каждая жилка вашего тела, каждый мускул оживают. Вы начинаете чувствовать тонкую вибрацию; вы почувствуете многие точки в своем теле, о которых вы раньше даже не подозревали. И чем больше вы будете пытаться просто сидеть, тем больше вы будете ощущать это движение внутри. Сидение возможно только в том случае, если вы попробовали другие методы прежде.

Вы можете просто гулять, это проще. Вы можете просто танцевать, это проще. И после того, как вы перепробовали все эти более простые вещи, вы можете сидеть. Сидение в позе будды -- это, на самом деле, последнее, что вы должны делать; с этого никогда не нужно начинать. Только после того, как вы начнете чувствовать себя тотально в моменте, вы сможете чувствовать себя тотально в неподвижности.

Я никогда не говорю людям, чтобы они начинали с простого сидения. Начните с того, с чего легче всего начать, -- иначе вы начнете чувствовать слишком много ненужных вещей.
Если вы начнете с сидения, вы начнете чувствовать беспокойство изнутри. Чем больше вы будете пытаться сидеть, тем сильнее вы будете ощущать это беспокойство; вы будете осознавать только свой беспокойный ум и ничего более. Это создаст в вас депрессию, вы почувствуете себя неудовлетворенным. Вы не почувствуете в себе благословения; скорее, вы начнете ощущать, что нездоровы. И иногда это действительно может привести вас к нездоровью.

Если вы делаете честную попытку 'просто сидеть', вы можете заболеть. Только потому что люди в действительности не очень честно стараются сидеть, это 'нездоровье' не случается слишком часто. В сидячем положении вы начинаете ощущать столько безумия внутри себя, что, чем искреннее вы стараетесь это продолжать, тем ближе вы подходите к нездоровью. Это случалось раньше, много раз; я никогда не предлагаю делать ничего такого, что может создать в вас расстройство, депрессию, печаль -- что-нибудь, что позволит вам быть слишком внимательным по отношению к своему нездоровью. Вы можете быть еще не готовы осознать все это нездоровье внутри; вы должны открывать вещи постепенно. Знание не всегда хорошо; оно должно приходить постепенно, соответственно тому, как растет ваша способность принимать это знание.

Я начинаю с вашего нездровья, не с сидячего положения; я позволяю этому нездоровью быть. Если вы танцуете сумасшедший танец, с вами происходит противоположное. В этом сумасшедшем танце вы начинаете ощущать в себе спокойствие; сидя спокойно, вы приходите к безумию. Противоположное всегда случается с осознанием. Когда вы танцуете, как сумасшедший, хаотично, с криками, с беспорядочным дыханием, я позволяю этому безумию быть. Тогда вы начинаете быть осознанным по отношению к той точке глубоко внутри вас, где вы спокойны и тихи, в отличие от безумия на поверхности. Вы почувствуете себя благословенным; в вашем центре вы обнаружите свою внутреннюю тишину. Но если вы просто сидите, тогда это внутреннее спокойствие начинает бушевать; вы спокойны снаружи, но внутри вы безумствуете.

Если вы начинаете с активности -- с чего-либо позитивного, живого -- это будет гораздо лучше для вас; вы почувствуете, как созревает ваше внутреннее спокойствие. Чем больше оно растет, тем более способны вы становитесь медитировать сидя или лежа -- тихая медитация становится возможна. И тогда вы будете ощущать все совершенно по-другому.

Медитационные техники, которые начинаются движением, действием, помогают вам по-другому. Вы проходите сквозь катарсис, очищение. Когда вы просто сидите, вы ощущаете неудовлетворенность; ваш ум хочет двигаться, а вы просто сидите. Каждый мускул, каждый нерв ворочается внутри вас. Вы стараетесь форсировать медитацию, и это не естественно для вас; и тогда вы разрываетесь на части -- одна ваша часть атакует, а другая защищается. И в действительности, та часть, которую подавляют, -- наиболее истинна; эта часть вашего ума гораздо больше, чем та, которая нападает, и, как большая часть, она обязана победить.

То, что вы подавляете, вы должны выбросить наружу, а не запрятать еще глубже. Это накапливается в вас, поскольку вы постоянно подавляете это в себе. Все воспитание, цивилизация, образование, все это учит подавлять. Вы подавляете в себе гораздо больше, хотя могли бы избавляться от всего этого, если бы у вас было другое, чуть более сознательное образование, чуть более осознанные родители. С более чутким отношением к осознанию внутренних механизмов ума, культура могла бы избавиться от очень многих неприятностей.

К примеру, когда ребенок злится, мы говорим ему: 'Не злись'. Он начинает подавлять в себе злость. Постепенно то, что было ощущением момента, станет постоянным. Он не будет показывать свою злость, но будет злиться. Мы накапливаем так много злости только лишь от ощущений момента; никто не может злиться постоянно, если он не подавляет в себе злость. Злость -- это эмоция момента, которая приходит и уходит: если ее выражать, вы перестаете злиться. Что до меня, то я бы позволял ребенку быть злым самым натуральным образом. Будь злым, но будь злым тотально; не подавляй это.

Конечно, это создаст проблемы. Если мы говорим: 'Будь злым', вы можете злиться на всех и каждого. Но ребенок может быть сформирован; ему можно дать подушку и сказать: 'Злись на эту подушку, бей эту подушку'. С самого начала ребенка можно воспитать так, что его злость будет уходить в сторону. Ему можно дать предмет: он может бросать этот предмет, пока не выпустит всю свою злость. Через несколько минут, секунд он растратит всю свою злость, и она не будет больше накапливаться в нем.

Вы накапливали злость, секс, насилие, жадность, все! Теперь все это и есть безумие внутри вас. Это там, внутри. Если вы начинаете с какой-либо подавляющей медитации -- к примеру, с простого сидения -- вы еще больше подавляете все это, вы не позволяете этому выплеснуться наружу. Так что я начинаю с катарсиса. Первым делом, позвольте всем подавленным эмоциям выплеснуться; и когда вы выбросите всю свою злость наружу, вы станете зрелым человеком.

Если я не могу быть любимым сам с собой, если я нуждаюсь в ком-то, кто будет любить меня, я еще не зрелый человек. Тогда я завишу от кого-то даже в том, что касается любви; кто-то должен быть здесь, и тогда только я буду чувствовать себя любимым. Тогда эта любовь -- всего лишь поверхностная вещь; это не моя природа. Если я один в комнате, я не ощущаю любви, так что эта любовь не проникает во все мое существо и не становится ее частью.

Вы становитесь все более и более зрелым человеком, когда перестаете зависеть. Если вы можете быть злым в одиночестве, вы более зрелый человек. Вам не нужен никакой объект для вашей злости. Поэтому я делаю катарсис в начале необходимым. Вы должны выплеснуь все наружу, в открытое пространство, не будучи привязанным сознательно к какому-либо объекту.

Будьте злы без человека, на которого вы хотите злиться. Плачьте без причины; смейтесь, просто смейтесь без причины. Тогда вы сможете выбросить из себя все накопленное за годы -- вы просто выбросите это. И, узнав этот способ, вы больше не будете обременены всем своим прошлым.

После нескольких таких моментов вы освободитесь от всей своей жизни -- или даже жизней. Если вы готовы выбросить все, если вы позволяете безумию выйти наружу, через несколько таких моментов вы глубоко очиститесь. Теперь вы чисты: свежи, невинны -- вы снова ребенок. Теперь, в этой невинности, вы можете делать медитацию -- просто сидите неподвижно, или лежите, и никакое внутреннее безумие уже не потревожит вас.

Очищение должно быть первым шагом -- катарсис -- иначе, всеми этими дыхательными упражнениями, сидением в тишине, асанами, позами йоги, вы просто что-то подавляете в себе. И случается очень странная вещь: когда вы позволите себе выбросить все наружу, молчаливое сидение просто случится, асана просто случится -- и это будет спонтанным.

Вы, возможно, ничего не знали о асанах йоги, но вы начали делать их. Теперь эти позы естественны для вас. Они трансформируют ваше тело, потому что ваше тело само делает их, а не вы заставляете его. К примеру, когда кто-то выбросил все наружу, он пытается стоять на голове. Он, скорее всего, никогда не учился делать shirshasan, 'стояние на голове', но теперь все его тело пытается сделать это. Это очень внутреннее дело теперь: оно происходит из внутренней мудрости вашего тела, не от ума. Если все тело настаивает: 'Иди и стой на голове', и он делает это, он чувствует себя обновленным, глубоко измененным после.

Вы можете делать любые позы, но я разрешаю эти позы только тогда, когда они приходят сами. Кто-то может сидеть и быть в молчании в позе siddhasan или какой-либо еще позе, но этот siddhasan будет чем-то совсем другим; качество будет другим. Он пытается быть молчаливым в сидении -- но это происходит, это не подавление, здесь нет усилия; просто все его тело чувствует себя так. Все его существо требует того, чтобы он сидел. В этом сидении нет поделенного на части ума, нет подавления. Это сидение становится настоящим цветением.

Вы, должно быть, видели статуи Будды, сидящего на цветке лотоса. Лотос -- это просто символ; это символ того, что происходит внутри Будды. Когда 'просто сидение' происходит изнутри, вы чувствуете себя, как раскрывающийся цветок. Ничто не приходит, не подавляет вас из внешнего мира; скорее, здесь есть рост, открывающий вас изнутри. Вы можете повторить позу Будды, но вы не сможете повторить цветок. Вы можете сидеть точно так, как Будда, -- даже лучше, чем сам Будда, -- но внутри вас не будет цветения. Это невозможно сымитировать.

Вы можете хитрить. Вы можете использовать дыхательные техники, для того, чтобы заставить себя быть спокойным, чтобы подавить свой ум. Дыхание может быть очень подавляющим, потому что каждая эмоция имеет свой дыхательный ритм, и от этого ритма именно она поднимается в вашем уме. Не то, что другие эмоции при этом исчезают; они просто прячутся глубже.

Вы можете форсировать эмоции. Если вы хотите быть злым, просто дышите в правильном ритме, и злость придет. Актеры делают это -- когда они хотят выразить злость, они изменяют свое дыхание; их дыхательный ритм должен стать точно таким, каким он бывает в злости. Ускоряя ритм дыхания они начинают чувствовать злость, она поднимается из ума.
Дыхательный ритм можно использовать для того, чтобы подавить злость. Но это не хорошо, это не цветение. Другой способ лучше; когда ваш ум меняется, вслед за ним меняется и дыхание; перемена исходит из ума. Я использую дыхательный ритм как знак. Человек, который свободен от самого себя, всегда остается при одном и том же дыхании; оно никогда не меняется от его ума. Оно меняется от его тела -- если ты бежишь, оно изменится. Но оно никогда не изменится из-за ума.

Тантра использует многие дыхательные ритмы как секретные ключи. Она даже позволяет сексуальным отношениям быть медитацией, но они становится медитацией, только если дыхательный ритм не меняется во время всего полового акта, иначе это уже не медитация. Если ум вовлечен, дыхание не может оставаться неизменным -- а если дыхание не меняется, значит ум не вовлечен вовсе. Если ум не вовлечен даже в такой глубоко биологический акт, как секс, тогда он уже не будет вовлечен ни во что больше.

Но вы можете форсировать это. Вы можете сидеть и заставлять свое тело дышать одинаково, вы можете сидеть в позе Будды, но вы все равно будете мертвы. Вы будете глупы. Это случалось с очень многими монахами; они просто становились глупы. В их глазах не было света интеллигентности; их лица были глупыми, без внутреннего света, без внутреннего огня. Потому что они так боялись внутреннего движения, что подавляли все -- включая интеллигентность. Интеллигентность -- это движение, одно из самых тонких движений, так что если все внутренние движения подавлены, интеллигентность будет показной.

Осознание -- это спокойная вещь. Но осознание -- это также и движение, быстрый поток. Поэтому, если вы начинаете с внешнего, если вы заставляете себя сидеть неподвижно, как статуя, вы больше убиваете себя. Прежде всего должно произойти очищение, которое освободит ваш ум, выбросит наружу все ненужное, так, чтобы вы стали пустым и готовым впустить в себя все новое. Тогда сидение сможет помочь, молчание сможет помочь вам -- только тогда, не раньше.

Для меня молчание само по себе не является чем-то стоящим. Вы можете создать молчание, которое будет мертвым. Тишина должна быть живой, динамичной. Если вы 'создаете' тишину, вы будете более глупым, более мертвым; но это легкий путь, и многие люди идут по нему. Вся культура настолько подавляет, что им легче подавить себя еще больше. Тогда вы ничем не рискуете, вы не должны совершать никаких прыжков.

Люди приходят ко мне и говорят: 'Скажи, какую медитационную технику мы может практиковать в молчании'. Откуда этот страх? У каждого внутри есть свой сумасшедший дом, но они все равно говорят мне 'Скажи, какую технику мы можем делать молча'. В молчании вы можете стать только еще более сумасшедшим -- и ничего больше.

Двери вашего сумасшедшего дома должны быть открыты! Не бойтесь того, что другие скажут. Человек, который думает о том, что скажут другие, никогда не сможет идти вовнутрь. Он будет слишком занят своими волнениями о том, что другие скажут, что подумают.

Если вы просто сидите молча, закрыв глаза, все будет хорошо: ваша жена или муж скажут, что вы стали очень хорошим человеком. Все хотят, чтобы вы были мертвы; даже матери хотят, чтобы их дети были мертвы, -- послушны, тихи. Все общество хочет, чтобы вы были мертвы. Так называемые хорошие люди -- по-настоящему мертвые люди.

Так что не думайте о впечатлении, которое вы произведете на других. Начните с очищения, и тогда что-то хорошее сможет расцвести в вас. Это будет другое качество, другая красота, все будет другим -- подлинным.

Когда тишина придет к вам, когда она опустится на вас, это уже не будет фальшивка. Вы не создавали ее -- она сама пришла к вам; это случилось с вами. Вы начнете чувствовать ее, как она растет, -- как мать чувствует ребенка, растущего внутри. Глубокая тишина будет расти в вас; вы будете беременны ей. Только так с вами случится трансформация; иначе это будет просто самообман. Человек может обманывать себя в течение жизней -- эта его способность воистину безгранична.


Ошо: Meditation: The Art of Ecstasy, Chapter 4

<< Back