Quantcast

OSHO Times Emotional Ecology Жадность

Жадность

Откуда приходит жадность? Не мог ли бы ты дать мне в помощь какой-нибудь подход, который поможет справиться с нею?

Просто понять природу жадности будет достаточно. Для того, чтобы от нее избавиться, тебе ничего не нужно делать – понимание само по себе сможет очистить всю грязь.

Человек наполнен только тогда, когда он сонастроен со Вселенной, в противном случае он пуст, полностью пуст. И из этой пустоты приходит жадность, которая пытается заполнить ее: деньгами, домами, мебелью, друзьями, любовниками – всем, чем угодно, потому что человек не может жить как пустота. И это ужасно, это призрачная жизнь. Если ты пуст и внутри тебя ничего нет, жить невозможно.

Существует две возможности для того, чтобы чувствовать наполненность внутри: либо вы сонастраиваетесь со Вселенной… и тогда вы наполнены Целым, включая все цветы и звезды. Они как снаружи, так и внутри вас. Это подлинная наполненность. Но если вы не сделаете этого, и миллионы людей не делают этого, тогда простейший способ – это наполнить себя всяческим хламом.

Когда-то я жил у одного человека. Он был богатым и у него был прекрасный дом. И каким-то образом он заинтересовался моими идеями. Он прослушал несколько моих лекций, после чего пригласил меня к себе, сказав: «Зачем вам жить вдалеке от города? В городе у меня есть замечательный дом и он настолько большой, что вы можете занять его половину. И я не стану вам помехой. Я просто хочу, чтобы вы находились в моем доме».

На тот момент я жил за пределами города, в горах и оттуда было трудно добираться в университет. А его дом находился с университетом очень близко. В доме был прекрасный сад, а сам дом располагался в лучшем районе города, поэтому я принял его приглашение.

Но когда я приехал в тот дом, то не мог поверить своим глазам: этот человек скопил столько различного хлама, что в доме не осталось места для того, чтобы жить. Его дом был большим, но его коллекция была еще больше и она была абсолютно глупой. Он приобретал все, что можно было купить на обычном рынке. Я спросил его: «Что вы собираетесь делать со всеми этими вещами?»

Он ответил: «Кто знает? Однажды они могут мне пригодиться».

«Но, – сказал я, – где же здесь жить людям?» Так много мебели различных эпох… потому что когда европейцы покидали страну, они были вынуждены продать все свои вещи. А у него была возможность купить многое, даже те вещи, которые ему были совсем не нужны. У входа в дом стояла машина, которая всегда оставалась неподвижной потому, что была слишком старой и сломанной. Я спросил его: «Почему вы не избавитесь от нее? Как минимум для того, чтобы освободить пространство».

Он сказал: «У входа она смотрится хорошо».

Все колеса у нее были спущены и непригодны к использованию. Для того, чтобы переместить машину в другое место, ее нужно было толкать или тянуть. И она стояла там, гниющая. Он сказал: «Мне удалось заполучить ее по очень выгодной цене. Ранее она принадлежала одной женщине, которая работала медсестрой и уехала в Англию».

Но я сказал: «Если вы интересуетесь покупкой машин, тогда, как минимум, вам следует покупать машины на ходу».

Он сказал: «Я не интересуюсь движением. Мой велосипед вполне хорош». И его велосипед также был чем-то особенным. Когда он ехал на нем, люди узнавали об этом за милю; у этого велосипеда не было ни крыльев, ни защиты цепи от грязи. Должно быть, этот велосипед был самым старым из всех. У него даже не было сигнального звонка.

Он сказал: «В звонке нет никакой необходимости. Велосипед создает так много шума, что люди разбегаются как минимум за милю вперед. Кроме того, этот велосипед невозможно украсть».

Я сказал: «Очень странно. Почему же его невозможно украсть?»

Он ответил: «Никто кроме меня не может ездить на нем. Его воровали дважды и в обоих случаях вор сразу был пойман… потому что этот велосипед создает так много шума, что все знают, что он мой. Поэтому люди ловили вора и спрашивали его: «Куда ты уводишь этот велосипед?»

«Я могу оставлять его где угодно. Например, пойти в кино и не ставить его на стоянке для велосипедов, потому что там нужно платить деньги. Я могу бросить его в любом месте и, возвращаясь обратно, всегда нахожу его там. Все знают, что этот велосипед – только моя проблема. И даже если вам удастся забрать его к себе домой, вы не сможете ездить на нем по городу – вас тут же поймают. Поэтому лучше не морочиться с этим».

Он сказал: «Это редкий экземпляр»

Я сказал: «То, как вы его описали, заставляет думать, что это действительно так».

И в его доме были все разновидности вещей… неработающие радио, которые ему удалось купить по дешевке. Он был джайном, но, не смотря на это, у него было сломанное изваяние Иисуса Христа, распятого на кресте.

Я спросил: «А ее вы для чего купили?»

Он ответил: «Женщина, у которой я купил автомобиль, отдала мне ее бесплатно, в качестве подарка. Я не верю в Иисуса Христа и прочее, но я не смог отказаться от произведения искусства».

Я сказал ему: «Вещи из одной половины дома нужно перенести в другую; моя половина должна быть пустой».

Он был очень рад, что забирает все вещи в свою половину дома. Сразу же она стала настолько заполненной, что там невозможно было нормально передвигаться. Он забрал все. У него было так много мебели, что он сложил всю ее на один диван и теперь на нем невозможно было сидеть, потому что сложенная мебель достигала потолка. И я спросил его: «Почему?»

Он ответил: «Вы не понимаете – все дело в цене! Кроме того, однажды я могу жениться» – он не был женат – «и у меня могут быть дети и все эти вещи могут им пригодиться. Можете не беспокоиться – однажды всему этому найдется применение».

Даже если он находил какую-то вещь на дороге, которую просто выбросили, он подбирал ее. Однажды он, прогуливаясь со мной из сада к дому, нашел руль от велосипеда и тут же подобрал его. Я спросил: «Что вы собираетесь делать с этим рулем?»

Он ответил: «Вы не понимаете. Я покажу вам». Я пошел вместе с ним. В его ванной комнате стоял практически до конца собранный велосипед – не хватало всего лишь нескольких деталей. Он сказал: «Все это я подобрал на дороге. И я намерен собрать все воедино. Сейчас не хватает лишь пары деталей. Нет цепи и сидения, но я их заполучу. Однажды кто-то выбросит и их. Жизнь так длинна, да и что в этом плохого? Этот велосипед прекрасно смотрится в ванной».

Жадность просто означает, что вы чувствуете глубокую пустоту и хотите заполнить ее всем, чем только возможно, не важно, что это будет. И как только вы это поймете, тогда вам ничего не нужно делать с жадностью. Вам нужно сделать что-то для вхождения в единство с целым и тогда внутренняя пустота исчезнет. А вместе с этим исчезнет и жадность. Это не означает, что вы начнете жить обнаженным, это означает, что вы перестанете жить, накапливая вещи. Вы будете приобретать что-то только тогда, когда это будет вам действительно нужно.

Но люди по всему миру сумасшедшие, они продолжают собирать… Кто-то копит деньги, но так никогда ими не пользуется. Это странно. У нас в коммуне есть наклейка для машин: «Моисей зарабатывает, Иисус сохраняет, а Ошо тратит».

Вещи должны быть полезными, а если это не так, тогда в них нет никакой необходимости.

Вещам можно найти самое разное применение: люди едят; не смотря на то, что они не голодны, они все-равно продолжают поглощать. Они знают, что это приведет к страданию, что они заболеют, но не могут остановиться. Это переедание также процесс наполнения себя.

Таким образом, существует множество возможностей и способов для заполнения пустоты, не смотря на то, что ни один из них по-настоящему никогда не наполняет. Люди остаются пустыми и несчастными, потому что того, что есть никогда не будет достаточно. С каждым разом потребности становятся все большими и большими. И так до бесконечности.

Я не рассматриваю жадность как желание; это экзистенциальное заболевание. Вы не сонастроены с целым, а только эта сонастроенность может сделать вас здоровыми. Эта сонастроенность с целым может сделать вас святым.

Странно, что слово «здоровье» (health) и слово «святой» (holy) происходят от слова «целостность» (wholeness). Когда вы чувствуете себя единым с целым, жадность исчезает. А иначе… что делают религии? Они ошибочно считают жадность желанием накапливать, и, поэтому, пытаются ее подавить. «Не будьте жадными». Так человек приходит к другой крайности – к отречению. Жадные люди накапливают, а люди, которые хотят избавиться от жадности, отрекаются. Ни то, ни другое не имеет конца.

Махавира не может признать Гаутаму Будду как просветленного по той простой причине, что у Будды есть три комплекта одежды – всего лишь три комплекта, которые абсолютно необходимы. Один из них используется, один находится в стирке и еще один предназначен для непредвиденной ситуации… однажды постиранная одежда может оказаться непригодной, например, ее нельзя будет высушить, так как целый день идет дождь. Поэтому три комплекта действительно нужны.

Махавира полностью против жадности. Но он пришел к крайности, он ходит обнаженным. Будда продолжает ходить с чашей для подаяний. Махавира не может принять этого, потому что даже чаша для подаяний это обладание, а просветленный человек, согласно ему, не должен владеть ничем. Чаша для подаяний… сделанная из кокоса, разрезанного пополам. Есть особые кокосы, которые очень большие. Они разрезаются посередине, очищаются от мякоти и в результате получается две чаши для подаяний. Это самая дешевая вещь, потому что обычно кожуру кокоса просто выбрасывают, поскольку она несъедобна. Считать, что наличие чаши для подаяний – это обладание, неправильно.

Когда вы расцениваете жадность как желание и проявляете упрямство, идя против этого, тогда все становится зависимостью. Махавира жил обнаженным, а вместо чаши для подаяний использовал две своих ладони. Это было очень проблематичным, поскольку, когда его ладони были полны еды, ему приходилось есть как животное, потому что он не мог пользоваться руками и должен был есть ртом прямиком со своих ладоней.

Все люди едят сидя. Но Махавира считал, что если вы едите сидя, вы едите больше. Поэтому он учил есть пищу стоя, держа еду в руках и это очень странно. Пищу можно было есть только единожды и все, что вмещали руки, нужно было употребить за один раз. Нужно было есть стоя, а вся еда должна была поглощаться одновременно: сладкое, соленое – все смешивалось. Эта идея Махавиры создавала безвкусицу, потому что наслаждение вкусом – это наслаждение телом и материей.

Согласно мне, жадность это совсем не желание. Поэтому с ней ничего не нужно делать. Вам нужно понять, что в вас есть пустота, которую вы пытаетесь заполнить и перефразировать вопрос так: «Почему я пуст? Все сущее так наполнено, почему же я пуст? Возможно, я сбился с пути и больше не двигаюсь в том же направлении, возможно, я отделен от существования и в этом причина моей опустошенности?».

Поэтому, будьте связаны с существованием.

Расслабьтесь и двигайтесь к сущему в молчании и покое, в медитации.

И в один прекрасный день вы почувствуете себя наполненным – переполненным, перетекающим через край – радостью, блаженством, благословением. В вас так много этого, что вы можете поделиться этим со всем миром и по-прежнему остаться неистощенным.

В этот день, впервые за все время, вы не почувствуете никакой жадности – к деньгам, еде, вещам и к чему бы то ни было. Вы будете жить естественно и все что вам нужно – это прийти к такому состоянию. Тогда вы будете жить без постоянной жадности, которая не может быть удовлетворена, без той раны, которую невозможно исцелить.
 

Ошо, За пределами психологии, Беседа 26

 

Для того, чтобы продолжить чтение и ознакомиться со всеми доступными форматами этой беседы нажмите здесь.