Quantcast

Osho Osho On Topics Кришна

Кришна

Кришна

 
 
Кришна не искатель. Было бы не правильно называть его искателем. Он сиддха, адепт, совершенный исполнитель всех искусств жизни. И то, что он говорит в этом состоянии сидхи, в этом высшем состоянии ума, может показаться вам эгоистичным, но это не так. Трудность состоит в том, что Кришна должен использовать то же самое лингвистическое «я», какое используете вы, но есть огромная разница в значении между его «я» и вашим. Когда вы говорите «я», это означает тот, кто заключен в тюрьму вашего тела, но когда Кришна говорит, он имеет в виду «я», которое распространяется на весь космос. Поэтому у него есть смелость сказать Арджуне: «Откажись от всего и приди к моим ногам». Если бы это было то же «я», которое есть у вас – заключённое в теле –   для него было бы невозможно сказать нечто подобное. Это бы задело Арджуна, если бы  «я» Кришны было бы таким же мелочным, как ваше. Арджуна возразил бы немедленно: «Что ты говоришь? С какой стати я должен сдаться тебе?» Арджуна действительно был бы задет, но он не был. 
 
Каждый раз, когда кто-то говорит с другим на языке эго,  это создает мгновенную реакцию в эго другого. Когда Вы говорите, что-то словами «я» как эго, другой немедленно начинает говорить на том же самом языке. Мы искусно отличаем оттенки слов друг друга и резко реагируем. 
 
Но  «я» Кришны абсолютно свободно от всех следов эгоизма, и поэтому он мог призвать  Арджуну к чистой сдаче ему. В этом случае, «Сдайся мне» действительно значит «Сдайся целому. Сдайся первобытной и таинственной энергии, которую распространяет Космос”.
 
Безэговость приходит и к Будде, и к Махавире, но она  приходит к ним после длительной, упорной борьбы и тяжелого труда. Но она может и не прийти к большинству их последователей, потому что на их пути это самая последняя вещь, которая произойдет. Поэтому последователи могут прийти к этому либо же нет. Но у Кришны безэговость должна случиться в самом начале, он начинает с того, где Будда и Махавира заканчивают.  Таким образом, у того, кто принимает решение пойти с Кришной, она должна быть  с самого начала. И если он потерпит неудачу в этом, то нет и разговора о том, что он идёт  с Кришной.
 
Вы можете идти долго в компании Mахавиры с вашим «я» в неизменном состоянии, но с Кришной вы отбросите свое «я» с самым первым шагом, иначе вы не можете двигаться с ним. Ваше «я» может ужиться с Махавирой, но не с Кришной. Для Кришны первый шаг является последним шагом, для Махавиры и Будды последний шаг является первым. И для вас важно понять это различие, потому что это совсем разные явления, и в этом находится основное отличие. 
 
Osho, Krishna: The Man and His Philosophy , Talk #3
Чтобы продолжить чтение на английском, нажмите здесь
 
 
Кришну действительно трудно понять. Легко понять, что человек должен убежать от мира, если хочет обрести покой, но действительно трудно принять, что человек может обрести покой в центре рыночной площади. Понятно, что человек может достигнуть чистоты ума, если он покончит со своими привязанностями, но действительно трудно понять, что можно остаться не привязанным и невинным, оставаясь в гуще отношений и привязок, что человек может оставаться спокойным, и неподвижным живя в самом центре циклона. Вам не трудно принять, что пламя свечи останется устойчивым и неподвижным в месте, хорошо изолированном от ветров и штормов, но как вы можете поверить в то, что свеча может продолжать гореть постоянно даже посреди неистовых штормов и ураганов?  Так что, понять его трудно даже тем, кто к нему близок .
 
Osho,  Krishna: The Man and His Philosophy , Talk #1
Чтобы продолжить чтение на английском,  нажмите здесь
 
 
Нельзя судить, глядя со стороны, мудр ли человек или глуп, потому что иногда их действия могут быть одинаковыми.
 
Кришна говорит в Гите Арджуне: «Борись, но борись, абсолютно сдавшись Богу. Стань средством». Здесь, сдача означает абсолютную осознанность, иначе вы не сможете сдаться. 
 
Сдача, означает отбросить эго, и эго является вашей бессознательностью.  Кришна сказал: «Отбрось эго и затем оставь это Богу. Затем позволь ему сделать. Тогда, что бы ни произошло – это хорошо».
 
Арджуна спорит. Снова и снова он приводит новые аргументы и говорит: «Но убивать этих людей – невинных людей, они не сделали ничего плохого – просто для королевства убить так много людей, так много насилия,  так много  убийства, такое кровопролитие… Как это может быть правильным? Вместо того, чтобы убивать этих людей за королевство, я хотел бы отказаться от власти, пойти в лес и стать монахом”.
 
Теперь, если вы просто посмотрите снаружи, Арджуна, кажется, более религиозным, чем Кришна. Арджуна кажется более гандистом, чем Кришна. Кришна кажется очень опасным. Он говорит: «Отбрось всю эту ерунду: быть монахом и убежать в пещеры Гималаев. Это не для тебя. Оставь все Богу. Ты не решаешь, отбрось принятие решений.  Просто расслабься, будь в отпускании, и позволь ему проникнуть в тебя и позволь ему течь через тебя. Затем, что бы ни происходило, если он захочет стать монахом через тебя, то он станет монахом. Если он захочет стать воином через тебя, он станет воином».
 
Арджуна кажется большим моралистом, пуританином. Кришна кажется совершенно другим. Кришна – это Будда, пробуждённое существо. Он говорит: «Не принимай решений. Из своего бессознательного, что бы ты ни решил, будет неправильным, потому что бессознательное по самой своей природе не является правильным». И глупый человек живет бессознательно. Даже если он старается делать хорошее, фактически он преуспевает только в делании плохого.
 

Osho, The Dhammapada: The Way of the Buddha, Vol. 10, Talk #7
Чтобы продолжить чтение на английском, нажмите здесь